[loginform form='sign']
Информационный портал о рассеянном склерозе
  • Работа над образом

    Однажды мне пришла в голову странная мысль: в данный момент я живу не только во времени по имени «Сегодня», но и – в далёком-далёком прошлом!

    Вернее, мы живём во времени, которое неизбежно и скоро сделается таковым. И это будет не просто прошлое, но – то время, в котором меня уже не будет. Зато там отпечатается моя жизнь, мой образ, оставшийся в сознании других людей – по крайней мере, родственников.

    Каждый из нас оставит за собой такой отпечаток, образ, представление, да ещё и с некоторой эмоциональной характеристикой – уважительной, или уничижительной. Кем-то потомки станут гордиться, о ком-то – вспоминать только изредка, о ком-то – не вспоминать вовсе.

    Вас интересует, какой именно образ останется после вас? Меня, например, очень интересует!

    Как это будет, представить довольно просто, – достаточно посмотреть на своё собственное восприятие тех, кто прошёл по земле на жизнь раньше. Мы выставляем свои оценки, и даже если они пристрастные или спорные, «подсудимый» ничего с этим поделать уже не сможет. Не возразит, ничего не скажет в своё оправдание. Когда-нибудь каждому из нас будут выставлены такие оценки, а то, что именно будет написано в моей ведомости, зависит от меня и моей жизни.

    Нас запомнят такими, какие мы есть сейчас; запомнят и важные вещи, и сущие пустяки; слова, интонации, выражение лица. Конечно, запомнится и немало такого, что, будь наша воля, мы постарались бы вычеркнуть. Но вычеркнуть не получится; возможно лишь перевесить, перекрыть мелкое и недостойное достойным и крупным. Это как раз тот случай, когда процесс и есть результат, и когда невозможно однажды дойти до финиша и – остановиться. Дойти невозможно, зато возможно идти, каждый день внося свою лепту в создание собственного образа.

    Моя жизнь оказалась связанной с диагнозом «рассеянный склероз» много лет назад – с весны 1984-го года. В те времена и люди, получившие этот диагноз, тоже были рассеяны по своим домам, без всякой сколь-нибудь регулярной связи друг с другом. После знакомства и общения в больнице вероятность повторной встречи была весьма небольшой, а единственная возможность связи посредством домашнего телефона чаще всего оказывалась недостаточной для того, чтобы ощутить себя частичкой «своей» социальной среды. Прибавьте сюда почти полное отсутствие колясок и прочей инвалидной техники.

    В настоящее время, несмотря на великое множество нерешённых проблем, ситуация изменилась принципиально. Теперь, с развитием Интернета, появлением многочисленных возможностей для виртуального и прямого общения, люди с РС объединяются в устойчивое сообщество. Теперь мы и видимся, и встречаемся гораздо чаще того, что было даже теоретически возможно тридцать лет назад. Теперь люди с РС не теряют друг друга из виду, что, с одной стороны, сильно облегчает жизнь, но с другой – накладывает нешуточную ответственность. Я помню несколько случаев суицида больных РС, явившихся страшным потрясением для тысяч людей с тем же диагнозом, виртуально или лично знакомых с погибшими.

    Но для того, чтобы ударить, больно задеть, бывает достаточно просто сильно пасть духом, и разместить в какой-нибудь социально сети безнадежно-отчаянный пост…
    Поэтому получается так, что сегодня мы формируем образ себя самих не только в представлении родственников и близких, и не только для далёкого будущего. Мы присутствуем в сознании других людей, имеющих сходные с нашими, проблемы. А это значит, что ответственность, лежащая на каждом из нас, с течением времени становится только больше и больше…

    NPS-RU-NP-00101