[loginform form='sign']
Информационный портал о рассеянном склерозе
  • Кинематограф

    Вечно живой

    Сто двадцать лет тому назад, 28 декабря 1895 года, в Grand Café, расположенном на мало кому известном бульваре Капуцинок, прошёл первый в истории показ фильмов братьев Люмьер. С тех пор эта дата считается официальным днём рождения кино.

    Сами того не подозревая, братья положили начало эпохе универсального мирового языка, понимаемого людьми всех народов и континентов, независимо от географии, традиций и исторического контекста.

    Во времена немого кино универсальность и способность нового вида искусства проникать в человеческое сознание, минуя вербальную область, сомнений не вызывала. С начала 30-х годов прошлого века, когда, наконец, «великий немой» заговорил, эти возможности если и оказались несколько ограниченными, всё же остались главным выразительным средством. Кстати, блестящий, хотя и эпизодический опыт создания современной картины в стилистике немого кино на примере франко-бельгийской ленты «Артист» — дополнительное подтверждение тому, что в кино главным всегда считалось именно изображение. Здесь необходимо вспомнить один из постулатов кинодраматургии, твёрдо усваиваемый студентами-киносценаристами ещё в начале обучения: речь должна присутствовать в кадре лишь постольку, поскольку нюансы и смысл действия невозможно донести до зрителя какими-то иными средствами.

    Развиваясь и усложняясь технически и технологически, кинематограф последовательно освоил практически все жанровые «ниши», принадлежащие литературе и театру. Он стал наставлять и воспитывать, просвещать и давать возможность получать новый эмоциональный опыт. Как это всегда бывает, новый вид искусства не отменил и не затмил то, что существовало до него, но стал осваивать собственную территорию, наведываясь, время от времени, в пограничные области «соседей». Он начал ПОКАЗЫВАТЬ, подобно тому, как это делает театр, и РАССКАЗЫВАТЬ, подобно литературе. Но, если театр немыслим без известной (и немалой) доли условности, а литература «рисует» свои картины лишь в сознании читателя, кино дало возможность слиться с героем не воображая, а непосредственно обозревая пейзажи, обстановку и лица участников действия. И зритель, забывая о том, что он имеет дело с иллюзией, эмоционально растворяется в ней.

    Много лет кинематограф существует, как неотъемлемая составляющая бытия, а отдельные фильмы давно стали и частью истории, и надёжной приметой времени. Чего стоит хотя бы привычное уже для нескольких поколений, новогоднее действо – телепоказ знаменитой «Иронии судьбы»! А фильмы «Асса», «Покаяние», «Легко ли быть молодым» и многие другие — безошибочно узнаваемая примета времени и надёжная связь, объединяющая целые поколения.

    Кино вполне комфортно чувствует себя и на телеэкране; несмотря на все противоречия и разногласия между «телевизионщиками» и «киношниками», и те, и другие существуют в близких областях, да и оканчивают почти всегда одни и те же учебные заведения.

    Говоря о кино, многие традиционно имеют в виду игровой кинематограф. Тем не менее, многое из сказанного выше имеет прямое отношение и к документалистике. Документальное, или, говоря точнее, неигровое кино часто выполняет не менее важную функцию, запечатлевая для современников и будущих поколений реальные исторические события и реальных людей. Документальное кино с его подлинностью играет ещё одну важную роль. Рассказывая истории преодоления людьми возникших на их пути препятствий, оно помогает другим «пройти» вместе с героем весь путь – от сомнений и страха, до победы над обстоятельствами и над собой. Здесь документальность, подлинность происходящего играет особую роль: истории Валентина Дикуля или Стивена Хоккинга не могут быть по-настоящему рассказаны от лица актёров, сколь бы талантливыми они ни были.

    Став много лет назад непременным фактором общественной жизни, кинематограф претерпевает эволюционные изменения, сходные с теми, что происходят в обществе. Откликаясь на общественные запросы, взаимодействуя с миллионами людей, он бывает всяким: весёлым, развлекательным, трагичным, философским, тревожным, легкомысленным, сентиментальным, суровым или наивным.

    Но, в каком бы виде он не представал перед зрителем, он во все времена будет оставаться живым.

    NPS-RU-NP-00080