[loginform form='sign']
Информационный портал о рассеянном склерозе
  • Мне так интереснее жить!

    Татьяна Рик

    Впервые я увидел её по телевизору много лет назад. Тогда она просто сидела в кресле, но ведущий сказал, что перемещается она в инвалидной коляске. Она сказала слова, навсегда врезавшиеся мне в память: «Один человек носит свою инвалидность, как флаг, другой – как тяжёлый крест. А я хочу носить её, как изящную дамскую сумочку!»

    Татьяна Рик – известная детская писательница, на книгах которой выросло уже не одно поколение детей. Её книги «Здравствуйте, Имя Существительное», «Доброе утро, Имя Прилагательное», «Здравствуй, дядюшка Глагол», «Привет, Причастие» и многие другие увлечённо читают уже дети тех, кто много лет назад взял в руки первые издания автора.

    В начале пути Татьяну заметил и благословил на творчество сам Эдуард Николаевич Успенский.

    Кроме этого, она — автор уникальной методики игрового и творческого обучения русскому языку, где разные части речи превращаются в забавных сказочных человечков, делающих процесс обучения увлекательной и весёлой игрой.

    Ещё она сама иллюстрирует свои книги. Кроме тридцати (!) традиционных бумажных изданий, есть у писательницы аудиокниги и обучающий компьютерный диск «Привет, Причастие».

    А ещё Татьяна Рик — практикующий педагог, участница множества гуманитарных мероприятий и проектов, и, наконец, просто мама: в 2016-м году её сыну Виталию исполняется 14 лет.

    Кроме того, она — обладательница Гранта Москвы в области преподавания и нескольких литературных премий, третьего места на Всероссийском конкурсе для детей и юношества «Книгуру», и приза зрительских симпатий в конкурсе красоты женщин на колясках «Миссис Независимость 2012».

    В 2014 году Татьяна Рик, в дополнение к образованию, полученному ещё в конце 80-х на филфаке МГПИ, стала обладательницей диплома МИТРО (Московского института телевидения и радиовещания Останкино) по специальности телеведущий и радиоведущий.

    Татьяна водит джип, много путешествует; она ездила на слоне и верблюде, летала на вертолёте и под куполом парашюта, каталась по пустыне на квадроцикле, ныряла с аквалангом . В 1995 году во время поездки в Италию она встречалась с Папой Римским Иоанном Павлом Вторым.

    Татьяна Рик — литератор, занявший заметное место в детской прозе и педагогике, и она же — творец, организатор и автор собственной судьбы, поучительный и вдохновляющий пример едва ли не для каждого человека, вне зависимости от состояния здоровья и прочих предлагаемых обстоятельств.

    Александр Попов:

    – Вы — человек творческий. Как это отразилось на вашей жизни?

    Татьяна Рик:

    – Писать я начала во втором классе, и тогда же решила, что стану детской писательницей. Ещё я хорошо рисовала, поэтому хотела стать и художником-иллюстратором. Впоследствии всё так и сложилось: я пишу книжки, и сама же их иллюстрирую. Я не могу представить себя нетворческим человеком: творчество в моей жизни было всегда. Это касается не только литературы или рисования — просто такое устройство головы!
    Когда я выписывалась из больницы (а заболела я в 1989 году), я сказала себе: мне трудно ходить, зато я могу писать! Я попыталась представить себя в будущем, как пишу книжки, как меня показывают по телевизору. Из любой сложной ситуации я выхожу именно так: что-то себе представляю, придумываю, и потом это часто воплощается в жизнь.
    В начале 90-х я читала на радио свои сказки. Передача называлась «Воздушный замок». Я назвала её так потому, что это – про меня. Я строила свой «замок», чтобы укрыться в нём от кошмара болезни, который на меня обрушился.

    А.П.

    – Вы не просто укрылись. Вы двинулись вперёд, и смогли на этом пути многое сделать. Как это вам удалось?

    Т.Р.

    – Когда человек в отчаянии, это состояние может длиться очень долго. Но он должен понять, что это ещё не конец. Хотя у меня не подтвердился диагноз «рассеянный склероз», ходить я почти не могла, и мне тогда было очень плохо. Я не могу сказать, что я пуленепробиваемая: очень даже «пробиваемая»! Наверное, настоящие «пуленепробиваемые» этой гадостью не болеют. Они не рефлексируют, не страдают, лишнего на себя не берут, а живут себе и живут!
    Мне повезло, что у меня было творчество — на него можно было опереться. И ещё я в Бога поверила – это тоже было очень, очень для меня важно!

    А.П.

    – Как после этого изменилась ваша жизнь?

    Т.Р.

    – Сейчас уже другой этап жизни, и он давно другой. В какой-то момент я поняла, что в воздушном замке нельзя находиться вечно, нужно выбираться в мир, к людям. Однажды мне пришло в голову, что я отличаюсь от здоровых людей только тем, что у меня не работают ноги. Кто-то передвигается на своих ногах, а я на колёсах, и больше никакой разницы.
    Хотя, конечно, жить на колёсах совсем не так просто. Например, пандус. Я долго добивалась, чтобы мне установили его в подъезде. Потом его много раз переделывали, но никак не получалось сделать так, чтобы можно было пользоваться им без посторонней помощи. Я и сейчас не рискую с него съезжать самостоятельно, хотя он стал гораздо удобнее. Когда установили предыдущую версию, я была беременна. И поэтому не могла с усилием крутить колёса — всё напряжение идет на живот. И муж сам закатывал коляску. Вообще, у нас любят делать пандусы «с вертикальным взлётом». Такая «безбарьерная среда»! У здоровых людей нет внятного представления, как удобно перемещаться инвалидам. Мне кажется, эту ситуацию нужно менять своим примером.
    Человеку на коляске трудно подниматься по лестницам, есть и другие проблемы. Но он такой же человек, как все остальные! Я очень радуюсь, когда меня воспринимают просто как девушку, которая может нравиться, на которую обращают внимание, Я поняла, что, по большому счёту, с инвалидностью ничего в жизни не меняется, и нужно просто продолжать жить. Не бояться выходить на улицу на коляске, перестать стесняться своего положения.
    В середине девяностых такое зрелище — человек в инвалидной коляске — было ещё в диковинку. На меня оборачивались, пальцем тыкали; нужно было напрячь все силы, чтобы через это пройти. Сейчас с этим намного проще: люди видят инвалидов-колясочников и на экране, и в жизни. Я участвовала в конкурсе красоты «Миссис Независимость 2012», и дело было, конечно, не только в красоте. Такие конкурсы нужно проводить хотя бы потому, что это — социальная акция, способ сказать обществу, что мы существуем. Что мы тоже люди! Женщины, девушки, которые могут быть красивыми, любимыми, могут выходить замуж, рожать детей, проживать красивую жизнь, носить модные платья. Это и себе надо было сказать, и обществу. И нужно продолжать говорить. К этому надо было прийти, потому что это путь, по которому, если уж ты на него попал, нужно идти,

    А.П.

    – Наверное, это отнимает много сил и времени; что движет вами в эти моменты?

    Т.Р.

    – У меня каждую неделю разные мероприятия, которые мне интересны, и на которые я езжу. Мне говорят иногда: «Ты же успеваешь больше, чем здоровые, ты же добилась больше, чем многие здоровые!» А мне просто хочется, мне интересно жить! Хотя, конечно, все понимают: ничего само с неба не падает. Ныряние с аквалангом, катание на верблюде, на слоне, полёт на парашюте над водой — это тоже жажда жизни. Я просто делала то, чего мне хотелось. «Пляжный» парашют поднимается на сто пятьдесят метров, это тридцать этажей: очень прилично! И ты висишь над морем и думаешь: «Весь мир мой!»

    А.П.

    – Расскажите о вашем сыне: его интересы совпадают с тем, что было у Вас?

    Т.Р.

    – У Виталика, кажется, лучше идёт математика. А читает он, по-моему, меньше, чем я в его возрасте. Интересуется историей, политикой. С иностранными языками у него, пожалуй, лучше, чем было у меня. Я пока не знаю, кем он вырастет. Я понимаю, что не слеплю из него то, что я хочу: он всё равно станет тем, кем станет. Я ему говорю, что думаю по разным вопросам, но человек всё равно выбирает сам, куда он будет грести. Невозможно решить за другого человека, что ему выбирать, нельзя прожить жизнь за него, даже если он твой ребёнок.

    А.П.

    – Ваши книжки развивают воображение, будят в детях творческий потенциал. Это – намеренное, осознанное действие?

    Т.Р.

    – Сознательное, да. Я это осознаю как свою миссию. Я даже рисовала огонь, символизирующий творческое начало, который люди передают друг другу. Когда я преподаю, я стараюсь разбудить в ребёнке творческую фантазию. Многие уже приходят с установками, внушёнными школой: вот так можно, а вот так нельзя! Я стараюсь предложить им как можно больше неожиданных, захватывающих тем, «закинуть» их в разные миры. Дети радостно это подхватывают, они счастливы, что могут играть в рамках казавшейся скучной школьной программы. Но, к сожалению, не все могут взять то, что я им даю. Уже 10 лет я работаю в школе для детей с инвалидностью, и, в связи с этим, многие вещи пришлось переосмыслить. Скажем, школьный учитель работает на результат: даёт знания и ждет, что ребёнок их усвоит. Но есть дети с разными заболеваниями, которые просто не в состоянии это сделать. Это вызывает такое отчаяние! От этого можно просто сойти с ума…
    И я поняла, что нужно сделать так, чтобы процесс стал результатом! Чтобы такому ребёнку нравилось заниматься: это и будет его результат. Ты занимаешься с ним сейчас, и сейчас ему с тобой интересно и хорошо! Но я много общаюсь и с детьми, которые могут взять, а у меня очень много всего, что хочется дать. Недавно я в частном порядке набрала детей: много творческих деток, которые тебя слышат, в которых произрастёт то, что ты в них вложишь, и они это понесут дальше. Мне много пишут учителя, пользующиеся на уроках моими книжками. Поскольку тиражи исчисляются тысячами, каждая книжка достанется далеко не всем ученикам. Но, если учитель начинает своим классам мои книги транслировать, количество людей, охваченных методикой, будет возрастать многократно! Потом к этому процессу подключаются и родители: они тоже рекомендуют методику друзьям и знакомым, у которых есть дети, дают книгу почитать.

    А.П.

    – Известно, что вы встречались с Папой Римским. Как это получилось?

    Т.Р.

    – Это произошло как будто случайно, но в этом, конечно, был Божий промысел! В 1995 году, когда мне было очень тяжело, через храм Космы и Дамиана была организована паломническая поездка в Италию. Я поехала одна, без сопровождения, будучи уже на коляске. Мы побывали в разных городах, в том числе в Ватикане. И там мы всей группой попали на аудиенцию Иоанна Павла Второго. Кроме нас, в огромном зале было очень много народу. Папа вышел на сцену, долго читал Евангелие на разных языках. С одной стороны сцены сидели священники, а с другой больные, в том числе и на колясках, среди них и я. Закончив чтение, Папа сначала благословил священников, а потом – больных. Я была первой, и он сразу подошёл ко мне. Я немного растерялась, потому, что увидела, что он светится! Он светился каким-то странным светом: это невозможно описать словами. Я видела всего двух таких людей: Папу и священника экуменического монастыря в Тэзе (во Франции), тоже очень старенького — брата Роже. Потом я узнала, что его убила какая-то сумасшедшая паломница, видимо, одержимая дьяволом. Я не понимаю, как на такого человека можно было поднять руку. У него лицо было светлое, как бывает у детей. От него исходило такое же свечение. Говорят, и от Алексия Второго тоже исходил свет.
    Папа погладил меня по голове, по щекам. Мне показалось, это длилось долго, но на самом деле всего несколько секунд. Я думаю, что благословение на моей жизни действительно есть.

    А.П.

    – А что вы могли бы сказать людям, в основном молодым, недавно оказавшимся в похожем положении?

    Т.Р.

    – Всё, что я хочу сказать, я говорю не словами, а всей жизнью своей. Вот я сейчас ещё институт закончила по специальности «телеведущий»: глядишь, что-то из этого и выйдет! Мне повезло, что Успенский меня заметил; я ему за это очень благодарна.
    Но сейчас, задним числом, я понимаю, что, если бы не литература, я искала бы, и нашла себя в чём-то другом, всё равно не дала бы себе киснуть. Просто в силу своего внутреннего устройства! Конечно, я понимаю, что если бы я не разбрасывалась, я достигла бы большего и как писатель, и как художник. А меня несёт то туда, то сюда: участвую в разных конкурсах, встречах, мероприятиях, выступаю, путешествую… Но мне, понимаете, так интереснее жить!
    rick

    NPS-RU-NP-00025-CONS-18012018