[loginform form='sign']
Информационный портал о рассеянном склерозе
  • Поэт Глеб Глинка

    glinka

    В конце июня 1941 года в Москве спешно формировалось народное ополчение. В составе роты писателей, входившей в состав Краснопресненской дивизии, числилось 1864 человека. На боевые позиции рота выдвигалась в октябре. Оружия остро не хватало: винтовка полагалась лишь каждому четвёртому. Остальным выдали выкрашенные в серый цвет палки. Почти все они погибли в середине октября под Вязьмой, когда ополчение вместе с двумя регулярными дивизиями попало в «котёл», где и было уничтожено артиллерийским огнём.

    Одним из тех легендарных ополченцев был поэт Глеб Александрович Глинка. Представитель прославленной фамилии, Глеб Глинка был известным поэтом, учеником Валерия Брюсова, преподавателем Литературного института. Впрочем, «известным» его можно было назвать лишь в довоенные годы. Впоследствии это имя едва ли что-то могло сказать даже студентам – словесникам. Поэта «из бывших», продолжавшего в советские годы литературную традицию «Серебряного Века» и пропавшего в окружении без вести, не то, чтобы «вычеркнули» – его просто перестали упоминать. У Глеба Александровича остались жена и дочь Ирина. Именно с дочерью и связано удивительное, почти детективное продолжение этой истории, случившееся в 1956 году.

    Муж Ирины Глебовны, аспирант МГУ, однажды познакомился в университетской столовой с молодым американским ученым, безукоризненно говорившим по-русски. Поинтересовавшись, откуда такое знание языка, он услышал в ответ: “У меня был прекрасный учитель, русский по происхождению, – Глеб Александрович Глинка”.

    Как оказалось, поэт не погиб под Вязьмой, а попал в плен. Он смог выжить и в концлагере, где пробыл до самого конца войны. Глеб Александрович знал, что пленных Сталин считал предателями Родины. Вместе с дворянским происхождением это сулило в случае возвращения гибель не только ему, но и его семье. Поэтому Глинка не пошёл на советский сборный пункт, а стараясь избежать депортации, двинулся в Бельгию. В Брюсселе снова пришлось выживать: неразбериха, нищета, отсутствие работы… Помогли врождённый художественный вкус и сохранившиеся с детских лет навыки. Глеб Глинка начал зарабатывать тем, что лепил из глины игрушки на манер вятских и продавал их на площади. Неизвестно, сколько бы это продолжалось, если бы не счастливый случай. Поэт повстречался с Александрой Львовной Толстой, которая и помогла ему перебраться в Америку.

    В США Глеб Глинка начал новую жизнь. Он работал в русском издательстве имени Чехова, преподавал, занимался переводами. Поэт тесно общался с Набоковым и с Керенским, дружил с Иосифом Бродским. Он не мог и представить, что ему ещё когда-нибудь доведётся увидеть дочь Ирину. Однако в 1989 году, незадолго до его смерти, эта счастливая встреча всё же произошла.

    NPS-RU-NP-00039-CONS-08022018