[loginform form='sign']
Информационный портал о рассеянном склерозе
  • Юлия Шабашева: «Может быть, ты сможешь помочь себе, если поймёшь, что жизнь -продолжается!»

    На Фестивале «Ради Себя, Ради Свободы», который проходил 21 мая 2016 года, среди тех, кто проводил для всех желающих мастер-классы по разным техникам и видам искусства, была и Юлия Шабашева, учившая желающих азам декупажа. Как и другие герои наших материалов, Юлия, оказавшись лицом к лицу с диагнозом «рассеянный склероз», смогла найти себя и свою дорогу в жизни, ещё раз показав возможность для каждого строить свою жизнь, несмотря на РС, и прочие привходящие в жизнь обстоятельства.

    Александр Попов:
    – На Фестивале вы проводили мастер-класс по декупажу. Как вы пришли к этому занятию?

    Юлия Шабашева:
    – О декупаже я впервые услышала на работе, а работа у меня, скажем так, несколько нестандартная. Я не привязана к определённому рабочему месту, потому, что я – тайный покупатель! То есть, под видом обычного человека я совершаю проверки различных торговых точек, после чего отправляю Заказчику отчёт об их результатах. Как правило, оцениваются стандарты обслуживания, иногда – производится контрольная закупка.

    Юлия Шабашева Декупаж фото 1

    А.П.
    – Наверное, заниматься этим увлекательно и интересно?

    Ю.Ш.
    – На самом деле – да. Попутно здесь узнаёшь очень много нового о разных группах товаров, да ещё приобретаешь массу полезных связей. И про декупаж я в ходе проведения проверок магазинов для рукоделия, получила много полезной информации. Многие продавцы в таких магазинах увлекаются этим искусством и охотно делятся своими знаниями. Они мне показывали готовые работы, объясняли, как применять разные техники.

    Юлия Шабашева Декупаж фото 2

    А.П.
    – Что для вас творчество: отдушина, увлечение, смысл жизни?

    Ю.Ш.
    – В моём случае это ¬ – именно отдушина. Оно затягивает, отвлекает от всякой суеты. Полученный результат часто приносит большое моральное удовлетворение – как любое любимое дело! Декупаж может быть и увлечением, и, одновременно, способом дополнительного заработка. Какие-то свои работы я оставляю дома, какие-то – дарю, а что-то из сделанного своими руками и продаю! То есть, если я вижу, что вот эта работа у меня получилась, и её можно выгодно продать, я это делаю. Часто это позволяет окупить затраты на материалы и инструменты, а они ведь недёшево стоят! Лаки, клеи, специальные кисти… Часто бывает и так, что возникает необходимость обновить что-то в своём арсенале, а что-то и докупить¸ приобрести новые для себя материалы и инструменты, чтобы освоить какую-нибудь новую технику.

    Есть ещё очень много того, что я здесь пока не делала, не пробовала, но – попробовать хочется! Например, это – декупаж по ткани или по керамике.

    Впрочем, есть и такие техники, которые мне почему-либо не нравятся, например – имитация чернёного серебра. А моя любимая техника – браширование древесины, или, другими словами её искусственное состаривание. Создание впадин и трещин с помощью механической работы. Это, когда при помощи латунной щётки «вычёсывают» древесину между волокон. При этом получаются очень выразительные «натуральные» трещины. Потом всё это обрабатывается морилкой. Наверное, следующий этап для меня – это более крупные изделия. Но здесь уже нужно покупать аппарат для обжига древесины. Брашировать холодную древесину достаточно сложно, её нужно как следует прогревать. Если поверхность небольшая, её ещё можно «растрескать» и так. Но если это столик или комод – такую поверхность уже приходится греть!

    Юлия Шабашева Декупаж фото 3

    А.П.
    – Вы начали заниматься декупажем после того, как вам был поставлен диагноз РС?

    Ю.Ш.
    – Да, диагноз появился задолго до этого! Я занимаюсь декупажем около трёх лет, а заболела я довольно давно – ещё в 2002-м году. Правда, окончательный диагноз был поставлен гораздо позже – в 2004-м. Всё началось с сильной головной боли, к ней присоединились парез лицевого нерва и сильное онемение левой половины тела.

    А.П.
    – Когда вы узнали свой диагноз, а потом поняли, что именно он из себя представляет, что вы решили, подумали, к чему пришли?

    Ю.Ш.
    – В первый момент это был шок, и его было нужно пережить. Потом, придя в себя, я решила действовать от противного, как будто ничего не произошло. Я решила: нужно идти учиться, получать дополнительное образование, устраиваться на вторую работу – одним словом, нагружать себя по полной!

    Знаете, ложась в больницу, я нередко встречала людей, которые, узнав о диагнозе и чувствуя себя, в общем, неплохо, резко меняли ритм и характер своей жизни: бросали работу, начинали холить и лелеять свою болезнь, пестовать её. Как я заметила, ни к чему хорошему их это не приводило, потому, что от экономии сил их совсем не становится больше!

    Я понимаю, конечно, что бывают разные типы течения болезни. Но, чем больше человек об этом думает, чем больше говорит, как ему плохо, тем хуже ему становится. Я считаю, что известная фраза – «Движение – жизнь!» – в принципе, правильная. Любому человеку двигаться нужно, а уж с нашими проблемами – тем более! Это, конечно, не значит, что нужно срочно бежать в фитнес-клуб и давать себе предельную физическую нагрузку. Но нужно, даже в этом состоянии (и тем более – в таком состоянии!) искать своё место в жизни, пробовать разные ходы; ни в коем случае нельзя позволять себе останавливаться!

    А.П.
    – На Фестивале «Ради себя, Ради свободы» было множество людей, также имевших диагноз РС, но, безусловно, несших заряд оптимизма и стойкости…

    Ю.Ш.
    – Да, за весь день я не смогла ни на минуту отойти от стола, я была к нему просто прикована – от начала, до самого конца! Фестиваль мне очень понравился: я считаю, что это было очень правильное мероприятие. Наверное, для людей, которые не в таком состоянии, как я, которые обделены общением, – для них это был не просто фестиваль, а именно – праздник.
    Я общалась за своим столом с множеством людей. Их было так много и общение было таким интенсивным, что мне было некогда спрашивать имя собеседника! Знаете, это как в школе: я вижу тянущуюся руку, и – бегу вокруг стола, потом – ещё рука, ещё и ещё! Многие люди действительно хотели научиться и очень, очень старались! Они задавали вопросы, искренне старались научиться каким-то азам. В итоге у меня за столом побывало более пятидесяти человек; я еле успевала подбегать к каждому, чтобы ответить на очередной вопрос. Там уж было не до знакомств, не до обмена контактами!

    Я говорила, что, если мы хотим придать работе максимально естественный, натуральный вид, если хотим, чтобы она не выглядела, как детская аппликация, то, конечно, приходится потрудиться. Надо сказать, люди вели себя очень по-разному. Одни делали всё просто, даже немного аляповато; что-то испортили, что-то – не доделали. Наверное, это был такой способ отвлечься, может быть – даже развлечься. Но были и такие, кто очень старался, вкладывал душу в свою работу. Нескольким людям я предложила попробовать ещё одну технику – технику состаривания изделия с применением кракелюрного лака. Они с удовольствием согласились, и мы многое успели сделать!

    А.П.
    – Скажите: то, что вы узнали, поняли, пережили а связи с диагнозом РС – что это вам дало, чему научило?

    Ю.Ш.
    – Это, наверное, дало очень важный толчок в выборе своей основной, на данный момент, деятельности. Бог его знает, на чём бы я остановила свой жизненный выбор, чем стала бы заниматься? Но жизнь привела меня в благотворительность, причём – благотворительность в чистом виде, из собственного кармана. То есть, я зарабатываю деньги не только для себя. Я живу в хороших условиях, сын вырос, начал зарабатывать, и теперь я могу позволить себе до 80% заработанных мной средств тратить на благотворительность!

    А.П.
    – Вы перечисляете средства, или проводите какую-то работу?

    Ю.Ш.
    – И то, и другое! Я всегда любила животных, но, в итоге, именно эта ситуация меня привела к тому, что я организовала приют для кошек. Приют расположен в квартире, но это – не масштабное предприятие. Ведь, если в рамках квартиры сделать что-то значительное, можно всё легко превратить в хлев. Здесь необходимо понимать рамки дозволенного и учитывать санитарно-эпидемиологические требования. Важно, чтобы животные были здоровы, содержались в хороших условиях, чтобы они были веселы, и их было возможно пристроить в новый дом.

    Юлия Шабашева Декупаж фото 4

    Самое тяжёлое и длительное обострение у меня было в 2008-м году, и толчком к нему явился сильнейший стресс, связанный с тем, что я не смогла помочь кошке и её котятам, попавшим в беду. Я до сих пор считаю себя виноватой. А случилось так, что однажды утром, придя на место, где ещё вчера было гнездо с новорождёнными котятами, я увидела, что всё растоптано и разорено, а рядом с остатками гнезда мечется кричащая кошка. С первого взгляда было совершенно ясно, что котята погибли.
    На следующий день я легла, и не могла выйти из обострения целых четыре месяца. Я поняла тогда, что нужно действовать по-другому, и что время очень дорого – можно не успеть сделать то, что ты хочешь сделать.

    Сначала я пользовалась услугами передержек, какое-то время крутилась на форуме помощи бездомным животным, перечисляла туда деньги. Потом я начала действовать самостоятельно, уже лично отвечая за то, что делаю: за сохранность животного, его состояние, стерилизацию, вакцинацию, и так далее.

    Моему приюту в квартире сейчас уже около пяти лет: за это время в хорошие руки пристроено уже около трёхсот животных! Мы, конечно, проверяем их дальнейшую судьбу: все новые хозяева находятся с нами на связи. Часто они обращаются за содействием в каких-то вопросах – со стерилизацией, вакцинацией… Есть у нас доктора, оказывающие ветеринарные услуги на благотворительной основе и так далее.

    Юлия Шабашева Декупаж фото 5

    А.П.
    – Каждый из тех, кто живёт с РС достаточно долго, может сказать что-то важное тем, кто оказался в такой ситуации совсем недавно. Что бы Вы могли сказать этим людям?

    Ю.Ш.
    – Как говорили средневековые монахи в одном из монастырей Франции, «Жизнь даёт нам выбор, смерть – нет!» Жизнь, действительно, даёт выбор, и нужно попытаться правильно распорядиться этой возможностью. Ни в коем случае нельзя любить свою болезнь, но обязательно нужно научиться любить жизнь такой, какой она вам досталась. Здесь можно и нужно найти свой путь, свою тропиночку. Не нужно широкой асфальтированной дороги, не нужно никаких автобанов! Нужна именно своя тропинка, по которой вы будете двигаться медленно, маленькими шагами, обжигаясь о крапиву и спотыкаясь, но – двигаться!

    При этом, чтобы чувствовать себя успешным человеком, совсем необязательно быть офис-менеджером, зарабатывать большие деньги, ходить в розовой рубашке и в лакированных туфлях! Счастлив не тот, у кого много; счастлив тот, кому хватает.

    Нужно научиться быть полезным другим людям, всегда смотреть вокруг себя, чтобы увидеть того, кому хуже, чем тебе.

    Может быть, ты сможешь ему помочь, и тогда ты сможешь помочь себе, если поймёшь, что жизнь – продолжается!

    Юлия Шабашева Декупаж фото 6

    COP-RU-NP-00026